HEADZ.FM

Февраль 9th, 2007

«Музыка — это моя естественная оболочка»: интервью с Маркусом Эноксоном

Markus Enochson

Маркус Эноксон по полному праву может быть назван одним из главных лиц шведской хаус-сцены. Р?мея в своем багаже релизы на «больших» лэйблах вроде Masters At Work, F-Comm или Fabric, он в то же время продолжает свои поиски идеального бита в лагере берлинцев Jazzanova и их левацко-джазового объединения Sonar Kollektiv. Вышедший этой осенью на Sonar Kollektiv альбом «Night Games», по общему признанию, стал долгожданным прорывом Маркуса на большую электро-джазовую сцену.

Маркус был неотъемлемой частью хаус-культуры Швеции на протяжении многих лет, а также отлично зарекомендовал себя как диск-жокей на мировой клубной арене. Творчество шведа пересекает традиционные жанровые категории, а выход альбома «Night Games» ознаменовал начало совершенно нового музыкального путешествия, и даже сам Маркус не знает, куда оно его приведет. 31 декабря 2006 музыкант выступит с живой программой альбома в московском Suzy Wong баре, в концерте также примут участие вокалисты Masayah и Cornelia. О своей музыке, особенностях творчества, лэйбле Sonar Kollektiv и шведской музыке Маркус Эноксон рассказал в специальном интервью. Его дебютная долгоиграющая пластинка — это смесь глубокого хауса, экспериментальной музыки, брокен-бита и прекрасного «соулфул» вокала. По признанию самого музыканта, сотрудничество с берлинским лэйблом позволило ему раскрыть совершенно новые стороны своего таланта и положить начало следующему этапу в творчестве. Выпустив в начале десятилетия несколько сверх-популярных пластинок и попав в фавориты к матерым хаус-диджеям вроде Рона Трента, Dimitri From Paris или Masters At Work, шведский продюсер продолжал дружить и работать с андерграундными лэйблами, издаваясь на Compost Records, Vinyl Junkies, Raw Fusion, Especial или даже «пиратском» G.A.M.M. В дискографии Эноксона ремиксы на Koop, Эннио Морриконе и Чарльза Вебстера, а его собственная композиция подверглась обработке знаменитых Bugz In The AtticMarkus Enochson.

Маркус, судя по твоей биографии, ты создавал музыку чуть ли не с детства. Когда впервые тебя посетило вдохновение?

Музыка была частью моей жизни с того момента, как я себя помню. Мой отец работал в Лондоне в музыкальном бизнесе в конце 70-х — начале 80-х. Дома у нас всегда было что поставить, и музыка являлась моей естественной средой обитания. Я помню, когда мне было пять, я постоянно играл с каким-то ранним ямаховским синтезатором и мне казалось, что я сочиняю песни. Но зарабатывать с помощью музыки и просто создавать музыку — это две разные вещи. Я начал выпускать пластинки и зарабатывать с помощью этого в 1997 году, уже тогда я постоянно играл как ди-джей за пределами Швеции.

Какими были первый трек, который ты создал, и первый твой трек, который был издан? Между ними большая разница?

Моя первая композиция называлась «Missing You On»и она была издана в 1997 году для собственного удовольствия — такой соулфул-хаус с вокалом и припевом, все как нужно. До этого в начале 90-х я много выступал вживую на рейвах в Швеции. В те годы всем правили техно и рейвы. Я долгое время выпускал хаусовую музыку, хотя в последнее время мой стиль заметно меняется.

А что это была за история, когда Кари Лекебуш одалживал тебя свои документы, чтобы тебя пустили в клуб? Вы с ним большие друзья?

Мы живем одном пригороде и вместе ходили в школу, он меня немного старше. Р? он мне несколько раз давал свои документы, чтобы меня пускали на вечеринки. Когда-то он показал мне, как пользоваться всякими музыкальными программами. Сейчас мы очень редко общаемся, хотя иногда случается – у нас много общих друзей.

Почему ты постоянно обращаешься в своем творчестве к соул-музыке? Кто оказал здесь на тебя наибольшее влияние?

Музыка В«СоулВ» также является большой частью моей жизни. Не могу с этим ничего поделать. Даже когда я делаю довольно жесткое электронное техно, люди говорят что оно В«соулфулВ». Ну, а повлиял на меня много кто, список слишком длинный – от Шопена до Карла Крейга.

Markus Enochson

Тебе довелось поработать со многими вокалистами. В чем заключаются сложности и особенности этого процесса? И планируешь ли ты еще записываться с Джеймсом Инграмом?

По-своему каждое подобное сотрудничество непохоже на предыдущее, поэтому каждый раз у тебя новые сложности, но при этом открываются и новые возможности. Р?ногда все идет гладко, иногда — наоборот, ничего не получается. Всегда очень важно создать настроение, которое само будет вести вас по творческому пути. По-моему, очень важно, чтобы каждый из участников такого творческого союза предстал в своем лучшем виде, а не просто был компонентом общего целого. Что касается Джеймса Инграма — он является близким другом моей семьи, и я очень надеюсь поработать с ним еще в будущем.

Сколько времени у тебя ушло на создание дебютного альбома? И какой трек с «Night Games» тебе самому нравится больше всего?

Я довольно долго вынашивал идею о создании «Night Games» года с 2003-го. В 2005-м материала на альбом у меня уже было достаточно, но я попробовал послушать все композиции вместе и понял, что это мало походило на альбом, а скорее просто на сборник треков. Поэтому я решил издать их в виде синглов. Вслед за этим, меньше чем за год был создан альбом «Night Games». Моя любимая вещь на этом диске — «Endless Dance», мне кажется, она лучше всего дает понять, что я хотел сказать этой пластинкой. Песни, берущие свою основу в соуле, но при этом облаченные в электронную оболочку. По-моему мне удалось сделать хороший диск.

Является ли для тебя музыка способом убежать из этого мира в другую, более приятную реальность? Зачем тебе нужна музыка?

Думаю, у каждого, кто слушает музыку, есть свои собственные причины, по которым им необходима музыка в той или иной момент. Люди действительно забываются в музыке, которая иногда может заполнить пустоту внутри них. Для меня музыка — это естественная оболочка. Я себя плохо чувствую, когда не могу работать с музыкой. Как человек, я довольно замкнут и неразговорчив, музыка нужна мне, чтобы я мог через нее говорить.

Ты утверждаешь, что Sonar Kollektiv стал для тебя домом. Почему? И каких других музыкантов с Sonar Kollektiv ты особенно ценишь?

Sonar Kollektiv — прекрасный лэйбл, они совершенно бесстрашны в своем музыкальном мышлении и амбициях. Они очень открыты ко всему новому и не концентрируются вокруг какого-то одного звучания. И я очень благодарен судьбе, что мой альбом вышел именно у них. Это означало, что я получил возможность сделать нечто большее, чем просто стандартный хаус-альбом для танцпола. На Sonar Kollektiv много потрясающих артистов, но, конечно, сами ребята из Jazzanova очень много значат для меня лично и в музыкальном смысле тоже. Конечно же, нельзя не упомянуть и о Fat Freddies Drop, Ame, Кларе Хилл и Диксоне с его лэйблом Innervisions.

Пожалуй, что Швецию можно назвать одной из наиболее музыкальных наций в Европе, а шведские артисты традиционно очень популярны в России. На кого из шведов ты бы обратил внимание российских меломанов?

Ого, тут действительно немало талантов. Многие в моих рекомендациях не нуждаются, поэтому скажу о тех, кого вы вряд ли знаете. Juvelen — сумасшедший и очень крутой парень, такая смесь Принца и электро, поет отличным фальцетом. Потом панк-рокеры Ingeting — тоже крутые ребята. Ну, и, конечно, прекрасная Корнелия Далгрен, которую участвовала в записи моего альбома и которая выступит на концерте в Москве. Сейчас мы как раз заканчиваем работу над ее сольной пластинкой. А вообще, это точно — в Швеции много отличных музыкантов.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.