HEADZ.FM

Ноябрь 29th, 2008

Михаэль Рейнбот: «Весь секрет в уважении»

Michael Reinboth

28-го и 29-го ноября в Петербурге и Москве свои сеты отыграет Михаэль Рейнбот, создатель и главный идеолог Compost Records. В 2009-м году он отпразднует 15-летие своего лэйбла и собственный пятидесятилетний юбилей, а осенью 2008-го музыка его лэйбла наконец-то легально начала выходить в России – как говорится, лучше поздно, чем никогда. Каталог Компоста – эта целый кладезь отличной музыки, которая удовлетворит самые придирчивые меломанские запросы: от футуристичного даунтемпо и хип-хопа до электронного джаза и глубокого хауса, от бразильских ритмов до IDM, от космического диско до детройтского техно, от драм-н-бэйса до нео-соула – и это далеко не полное многообразие мюнхенского лйэбла. Дело тут не в жанрах и стилях, а в общем видении, которое неизменно остается супер-интересным. Видение это, конечно же, определяется многими талантливыми людьми во всех концах планеты, членами В«Compost-community”, большой семьи единомышленников, но главную ответственность за происходящее несет именно Рейнбот, который в свои 49 лет все так же молод душой, полон здорового авантюризма и любви к тому, что он делает.
Наше первое знакомство состоялось почти семь лет назад, зимой 2002-го, когда Михаэль по приглашению приезжал в Москву играть на какое-то закрытое мероприятие. В дополнение к этому он оказался за вертушками клуба В«ДжустоВ» — в то время олигархического японского ресторана. На маленьком танцполе заведения тогда никого не было, может быть, за исключением классической пары местных красавиц, назойливо просивших ди-джея В«чего-нибудь поэнергичнееВ». Спустя семь лет Москва и Петербург, кажется, дозрели до полноценного сета от одного из старейших немецких диск-жокеев и коллекционеров. В ожидании визита классика (его выступления можно будет услышать 28-го ноября в Петербурге в клубе “СочиВ», а 29-го в московской В«Р?креВ»), интервью с Михаэлем – об индустрии, его лэйбле, коллекции, жизненной философии, короче говоря, о музыке.

Compost logo

Когда ты начинал Compost Records больше пятнадцати лет назад, ты мог предположить, что лэйбл будет отмечать свое пятнадцатилетие, а в вашем каталоге будет 300 релизов? Ты думал, что это так далеко зайдет?

Нет, конечно. Когда я запустил лэйбл, я мог строить прогнозы только на следующий год, имея в проектах, может быть, пять следующих релизов. Р? так шло год-за годом в начале. Сейчас, когда у нас уже 320-й релиз выходит, все изменилось. Уже лет шесть-семь мы планируем весь следующий год заранее – но не более того.

Многое из того, что выходит на Compost Records может быть названо В«взглядом белого человека на черную музыкуВ»… Тебе кто-нибудь говорил такое, может быть, называя вашу музыку В«вторичнойВ» или В«ненастоящейВ»? Р? что ты сам думаешь об этом?

Да, это интересно. Но такого мне никто не говорил за все эти годы. Напротив, многие черные люди или джазовые музыканты любят наш подход, музыкальные таланты наших музыкантов и наш вариант афробразильской или афроамериканской музыки. Мы любим эту музыку и мы стараемся относится к ней с уважением. Весь секрет в уважении. Кроме того, у нас было было много среднеевропейской джазовой или электронной музыки, танцевальных вещей и прочего – в Японии тоже очень много такого. Вся эта музыка заработала высокие оценки. Если посмотреть на это с другой стороны – Kraftwerk, например, получили впервые свою звездную популярность именно в черном сообществе в Штатах, потому что они были “funky” и при этом “точнымиВ». Точными как швейцарские часы. Ты всегда что-то берешь и что-то отдаешь взамен. Если ты что-то возвращаешь, ты выигрываешь.

Смотря сейчас на сборники Future Sounds Of Jazz — ты думаешь, что они выдерживают испытание временем?

Да, конечно – они очень высоко ценятся среди коллекционеров, ди-джеев, журналистов, людей, любящих качественную электронную музыку. Если честно – мне насрать на то, что могут говорить настоящие джазовые музыканты. Существует пропасть шириной в поколение между джазовыми традиционалистами и джазовыми хулиганами современности, которые делали музыку в собственных спальнях, начиная с 80-х и вплоть до наших дней. Р? заметьте, в большинстве своем все композиции на одинадцати выпусках серии Future Sounds Of Jazz были сделаны музыкантами-электронщиками в их bedroom-студиях, а не живыми джазовыми группами.

Какие твои пять самых любимых релизов на Компосте? Если ты, скажем, можешь назвать свои три самых любимых вещи?

О, вот это сложно. Р? тут все может, кстати, меняться. На данный момент я очень люблю 12-дюймовку Native Force, всю музыку Beanfield, особенно ремикс Карла Крейга на «Tides». Р?з нового мне очень нравится свежий альбом Alif Tree, который называется “Clockwork”.

Michael Reinboth & Chris Vogado

Ты говорил о том, что пишешь новую книгу сейчас. Что это будет?

Ох, это тяжелый труд. Это книга о моем личном развитии, истории, влияниях, все это перемешано с разными ссылками, намеками, таким Zeitgeist, В«духом времениВ», иллюстрациями, рассказами и байками. Там будет много о музыкальной индустрии и нашей многолетней вечеринке Into Somethin’, будет много сказано об истории Compost, будут разные интервью. Этот проект планируется как юбилейный релиз в конце 2009-го, он будет посвящен 15-летию Compost и моему 50-летию тоже.

На посту главу Compost Records — какое твое самое любимое занятие и какое самое нелюбимое?

Я люблю слушать демо-записи, новую музыку от наших резидентов, ремиксы – в общем, всю свою работу по отбору артистов и репертуара для лэйбла. Но, конечно, очень не люблю всю эту бумажную работу, которая, как правила, появляется неожиданно. Вся эта бюрократическая рутина имеет обычновение появляться ниоткуда – и это происходит почти каждый день. Еще я по-прежнему люблю покупать новые пластинки.

Когда ты начал проект Compost Black label – это был коммерческий ход, выпуск всей этой заточенной под клубы музыки? Ведь многие релизы в этой серии сильно отличаются от того, что Compost продвигал до этого? Р? эта музыка вряд ли могла бы понравится старым любителям компостовского звучания…

Я должен тут сказать, что у наc и до того были все эти танцпольные пластинки, рассчитанные на клубы и ди-джеев. Мы выпускали их параллельно с приджазованной музыкой и даунбитом. Но иногда люди испытывали большие трудности, когда искали, скажем, тот же ремикс Карла Крейга на Beanfield или другие В«ди-джейскиеВ» вещи в отделе магазина, где лежат пластинки с downtempo… Р?ли другой пример – некоторые ди-джейские магазины, специализировавшиеся исключительно на техно и хаус-музыке, не заказывали наши пластинки, считая Compost компанией, выпускающей лаунж, джаз, нью-джаз и тому подобное. Поэтому Compost Black label был призван вернуть нашу музыку на полки таких магазинов. Наверное, иногда ди-джеи, магазины и пресса не понимают, как такая разная музыка может ужиться под крышей одного лэйбла, поэтому запуск Compost Black label был естественным шагом – мы во всеуслышание и с гордостью заявили о том, что выпускаем клубную музыку.

Твоя музыкальная коллекция просто легендарна. Как ты ориентируешься в сотне тысяч пластинок? В интернете есть целая галерея фотографий – В«комнаты немецких ди-джеевВ». Снимок твоей музыкальной библиотеки вызывает смесь уважения и ужаса…

Ну, пластинки стоят в определенном порядке – по алфавиту, отдельно альбомы, отдельно двенадцатидюймовки, отдельно – семерки. Также внутри этого алфавитного порядка они разбиты по стилям – хаус, техно, диско, джаз, хип-хоп и так далее. Все просто.

Michael’s records

Сегодня, когда музыка распространяется людьми уже в гигабайтах мп3, виниловая пластинка стала чем-то вроде фетиша или объекта коллекционирования?

Это зависит. Это может быть и фетиш, или же все-таки чистая любовь, или же пластинка, купленная из-за великолепного оформления, или человек может собирать какой-то конкретный лэйбл или же это просто инструмент для ди-джеинга. Что угодно…

Когда люди все меньше и меньше покупают музыку на физических носителях, и вообще меньше покупают – какие основные цели лэйбла для тебя сейчас? Прошлый год был каким-то переломным в этом смысле – разорились ключевые дистрибьютеры, все переходят на цифровые продажи. Как выживает Compost?

Да, все так. Сейчас очень сложно и то, что мы делаем – это определенный вызов. Если бы у нас не было этих заработков на стороне – вроде лицензирования музыки для сборников, для масс-медийных целей, мы могли бы давно закрыть лэйбл. Если бы мы держались только засчет продаж винила, компактов или же цифровых файлов в интернете, мы просто не могли бы продолжать выпускать музыку в таком же темпе и иметь 6-7 человек в офисе. Сейчас единственный многообещающий знак – это постепенно, год от года повышающиеся цифровые продажи в сети…

Каков твой дигноз состоянию дел на сцене сейчас?

Я постоянно надеюсь на то, что музыкальная индустрия приобретет больше сил в плане лоббирования своих интересов с помощью политиков во всем мире, чтобы они боролись с бесплатным распространением музыки в сети через файлообменники, и прочими нелегальными вещами. Поскольку у киноиндустрии, прежде всего у Голливуда, который по своим объемам гораздо крупнее, чем музыкальный бизнес, сейчас такие же проблемы, я все же надеюсь на то, что-когда-нибудь закон, связи, лобби или что-то еще поможет нам получать больше денег за нашу музыку. Р?ли же будет изобретен какой-то альтернативный способ получить доход. Например, если все платили бы немного денег – специальный сбор за высокоскоростной интернет, как если бы это была плата за электричество. Может подобные идеи сработают?!

Были ли когда-нибудь артисты, которых ты хотел бы подписать на Compost, но не сделал этого и теперь жалеешь?

Ммм, вряд ли. Может быть, Hot Chip может быть назван как кандидат на это место.

Твои мысли по поводу того, что каталог Compost будет издан на российском рынке? Ваша музыка была любима нашими местными бутлеггерами все эти годы…

Р?менно – бутлеггеры были одной из причин, по которой мы и несколько других лэйблов заключили эту сделку. Я надеюсь, местные лэйблы и правительство как-то повлияют на подобный непорядок. Ну, и всегда хорошо иметь представителей в стране, людей помогавших бы с промоушеном.

Michael Reinboth

Какую музыку предпочитают члены твоей семьи? Ты принимаешь во внимание их музыкальные вкусы при формировании музыкальной политики Компоста?

Да-да, конечно, я принимаю в большое внимание вкус и мнение моей жены Александры, когда принимаю решения. Это меньше касается танцевального стафа, больше в плане эстетской музыки. Р?ногда мне кажется, что я должен больше слушаться ее аргументов, или даже привлекать ее на ранней стадии – прежде чем подписать кого-то на лэйбл. Но кроме того, у меня есть и другие члены семьи в лице Райнера Труби, Кристиана Проммера, Михаэля Рюттена и других компостовских музыкантов, которые часто выступают в качестве бесплатных специалистов по артистам и репертуару.

То, что Compost базируется в Германии – это имеет большое значение?

Как вы и сами можете услышать, звучание Компоста – это совсем нетипичное немецкое звучание, мы собрали артистов из разных концов света и нас можно сравнивать с независимыми звукозаписывающими компаниями из других стран. Мы никак не связаны с немецкой культурой. Я думаю, что в основе того, что мы делаем, лежит более широкая, глобальная и эклектичная идеология – именно она и делает нас теми, кем мы являемся.

Compost house

То, что ты делаешь – это андерграунд?

Перед нами нет такого выбора – быть успешными или оставаться в андерграунде. Мы просто делаем то, что делаем, если то, что мы делаем будет успешно – мы будем очень рады. То, чего мы хотим – это, прежде всего, быть профессиональными как музыкальный лэйбл, и при этом делать это в собственное удовольствие. Если это будет только бизнес или же бесконечная борьба за выживание – все теряет свой смысл.

Myspace: myspace.com/michaelreinboth
Compost Records web: compost-rec.com
Compost Records myspace: myspace.com/compostrecords

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.