HEADZ.FM

Июнь 9th, 2012

«Это были очень хорошие времена» — интервью с Raphael Sebbag (United Future Organization)

10 июня в клубе Культ будет играть Рафаэль Себбаг — один из создателей Объединенной Организации Будущего, United Future Organization или сокращенно U.F.O. В начале 90-х U.F.O. стали пионерами японской клубной сцены, а их музыка повлияла на целое поколение музыкантов, ди-джеев и просто любителей музыки, без преувеличения, в мировом масштабе. Объяснить феномен творчества United Future Organization довольно сложно, есть большой соблазн назвать их классиками «эсид-джаза», но совершенно точно, что музыка токийского трио выходила далеко за рамки того что принято считать «эсид-джазом» — до того и после того, как этот термин превратился в дурно пахнущий музыкальный штамп. Для того, кто следит за этой музыкой хотя бы уже лет десять, все будет понятно без лишних слов: U.F.O. являются для эклектичной электронно-джазовой сцены величиной абсолютной, даже несмотря на то, последние десять лет практически ничего не делают вместе. Сольное творчество Рафаэля, выпустившего пару лет назад превосходный альбом «El Fantasma De La Libertad», является логичным продолжением славной истории United Future Organization, и пожалуй, что можно сказать, что он один продолжает высоко держать знамя U.F.O. в отсутствии своих бывших партнеров по проекту. Выходец из Марокко, выросший в Париже и проживший большую часть в Токио, Рафаэль был и моделью, и певцом, и телевизионным ведущим, пока окончательно не посвятил себя собирательству музыки и карьере ди-джея и музыканта. Перед первым в истории визитом Рафаэля Себбага в Москву — специальное интервью с маэстро. А в качестве специального бонуса — специальный подкаст, в который вошли лучшие композиций и ремиксы токийского проекта и сольные творения Рафаэля.

Download United Future Organization tribute mix

Привет, Рафаэль! Расскажи, как дела, где ты сейчас находишься?

Привет! Все замечательно — сейчас я посередине своего европейского тура, в данный момент в Италии, где у меня будет несколько выступлений — в клубах и на джазовом фестивале рядом с Миланом, в прошлые выходные я играл в Англии, потом будет еще несколько стран, в том числе и Россия, куда я приеду впервые. В этот раз у меня довольно напряженное расписание, но я думаю, что это очень здорово: последний раз я был в Европе почти десять лет назад, когда вышел последний альбом U.F.O.

Как все поменялось с тех пор? В 90-х вы играли для огромных аудиторий, выступали в супер-клубах вроде Ministry Of Sound. Как обстоят дела сейчас — как тебе кажется? Ваша аудитория поменялась, или же это те же люди, только повзрослевшие?

Конечно, все сильно изменилось. Поменялась и публика, хотя наши старые поклонники по-прежнему с нами, появилось много молодых людей. Но прежде всего, мне кажется, изменилась окружающая среда, информационное поле, которое стало гораздо более насыщенным. Сейчас вокруг просто переизбыток информации, разных возможностей — люди получают это 24 часа в сутки, для них все стало слишком просто. Например, раньше нужно было делать серьезное усилие, чтобы найти ту или иную пластинку или, скажем, книгу, ведь не было интернета и тебе нужно было по-настоящему искать, спрашивать, действительно стараться, и процесс поиска был очень важен сам по себе. А сейчас все стало слишком просто — не нужно ничего вообще делать, и люди ленятся. Такое положение вещей, эта общедоступность сильно расслабляет, и вряд ли можно сказать, что это хорошо вцелом для музыки, культуры, и для нас в частности. Публику уже сложно чем-то таким заинтересовать — вокруг переизбыток всего, наверное, это главное отличие сегодняшних времен.

Расскажи о том, как ты оказался в Японии?

Это довольно долгая история, но я попробую рассказать коротко. Все началось в Париже в начале 80-х — я тогда тусовался в одном клубе, который делали люди из знаменитого Radio Nova. Один друг познакомил меня с японцами, которые приехали из Токио и они интересовались французской музыкой и культурой — они меня в свою очередь познакомили с своими друзьями, которые пригласили меня приехать в Токио. Это был, кажется, 1984-85-й год, и для меня это была потрясающая возможность переехать жить в совершенно новое место, начать свою жизнь с чистого листа. В Токио мы создали группу, стилистически это было смешение танго, какого-то костюмированного кабаре, шансона, авангарда, старинной французской музыки, песен в стиле Сержа Генсбура, я пел на французском и японском, и мы время от времени выступали в клубах. Если честно, я никогда не думал о том, чтобы поехать в Японию, и все получилось само собой и соврешенно нежиданно для меня.

Ты можешь назвать Японию и Токио своим домом сейчас?

Ммм… Это очень сложный вопрос. Даже и не знаю. Бывают моменты, когда я себя не чувствую в Японии, как дома. Но пожалуй, это все таки мой дом, ведь я живу здесь почти тридцать лет, я нигде не жил так долго. Япония — очень консервативная страна, и иногда даже твои друзья, которых ты знаешь много лет, могут тебя удивить своим отношением к тем или иным вещам. Я по-прежнему не могу думать так, как думают японцы. То есть, конечно, часто бывают ситуации, когда я буду вести себя уже как японец, но вряд ли можно сказать, что у меня японская менталитет.

Что по-твоему лучшее в Японии и что худшее?

Здесь очень много хороших вещей — прежде всего, жить здесь очень безопасно (это если не иметь в виду всяческие природные катаклизмы), и конечно, японцы в большинстве своем — замечательные люди и прекрасные друзья. А что касается худшего… Наверное, худшее — это как раз та консервативная система, которая существует в Японии. Политический консерватизм, протекционизм, бюрократия, неприятие нового — все это сильно усложняет жизнь вообще, и мою жизнь здесь как иностранца. Кстати говоря, иностранцев здесь очень мало, они состаляют всего лищь один процент от общего населения страны — можете себе представить? А во всем остальном, это действительно фантастическое место.

Расскажи, пожалуйста, о сегодняшней музыкальной сцене в Японии. Когда-то компиляции «Multideriction», выходившие на лэйбле U.F.O. пятнадцать лет назад, были совершенно прекрасным срезом электронной и нью-джазовой сцены Японии, что произошло с тем поколением музыкантов, и кого из молодых ты мог бы рекоммедовать сегодня?


Думаю, что сейчас, прежде всего, нет того единства, которое было тогда. Люди, музыканты, стали более разъединенными, у них уже нет осознания того, что всем вместе нужно двигать эту сцену, эту культуру куда-то. Сейчас каждый сам за себя, каждый занимается своими делами. Судьбы музыкантов из того старого поколения тоже сложились по-разному. Некоторые, как, например, братья Окино из Kyoto Jazz Massive смогли сделать отличную карьеру, создать свою группу, некоторые оставили музыку, как, например, Нобукадзу Такэмура, которые переехал в Европу. Пожалуй, что сцена продолжает развиваться только в Токио, что и понятно, но в других городах развития нет, скорее можно сказать, что дела в полном упадке. Так происходит не только в Японии, а во всем мире, наверное… Появляются новые группы, люди пробуют разные вещи, делают что-то новое. Конечно, есть музыканты, которые делают по-настоящему глубокие вещи, но, по большей части, все хотят делать то, что в первую очередь приносит деньги. Кто-то с головой уходит во всяческие новомодные электронные эксперименты, но очень мало музыкантов делают то, что можно было бы назвать настоящей, качественной музыкой. Что касается меня самого, то в последние годы я, как никогда раньше, ушел в латиноамериканское звучание — кубинскую, пуэртоамериканскую музыку, latin-jazz, бразильское звучание. То есть для меня это во многом возвращение к тому, что я любил и играл много лет назад. Иногда требуются годы, чтобы понять и осознать то, что тебе по-настоящем близко и важно в музыкальном плане.

Для тех, кто никогда не был на выступлениях United Future Organization, ты мог бы объяснить, что происходило в вашем клубе Blue, или на вечеринках Jazzin’ в клубе Yellow?

Наверное, это было бы проще сделать тому, что был там в качестве посетителя, потому, что мы видели только одну сторону — как организаторы и ди-джеи. Конечно, к нам возвращались те эмоции, которые мы старались давать людям, и зачастую у нас царила удивительная атмосфера. Наша регулярная вечеринка Jazzin’ в Yellow была очень особенным мероприятием, мы приглашали туда каждый раз специальных гостей, как местных музыкантов, так и артистов из Европы и Америки, и каждый раз это было своеобразным экспериментом. Yellow — большая площадка, и это накладывало определенную специфику на происходящее. В Blue было по-другому — это был наш собственый клуб, мы могли делать там все, что захотим в музыкальном плане, играть старую и новую музыку. И там конечно, происходили соверешенно фантастические вещи. И это, конечно, были очень хорошие времена, До этого ничего подобного просто не было, и я не знаю, будет ли что-то подобное происходить в будущем. Особое время, особое место, особая музыка — все это сложилось воедино, и поэтому получалось так здорово. Но я думаю, что все это могло пойти еще дальше. Даже в те времена существовало немало организационных сложностей, например, в Японии существовал очень старый закон, согласно которому после полуночи было незаконно танцевать в клубах. Поэтому в любой момент могла приехать полиция и остановить вечеринку — и такое происходило. Мы живем в очень непростое, но и очень интересное время. У меня есть ощущение, что та, музыка, которую му делали уже много лет назад скоро начнет возвращаться. Все развивается по спирали, поэтому, мне кажется, можно ожидать большого возвращения эсид-джаза — той культуры начала 90-х. Но для этого нужно много энергии и позитивного подхода. Мы должны верить в это.


United Future Organization — The Scene (Bench… по ManoMonkeys

Расскажи, что происходит с United Future Organization сейчас? После того, как проект покинул Тосио Мацуура, вы практически не делали ничего нового. Какова вероятность того, что поклонники U.F.O. услышат от вас новую музыку?

Сейчас U.F.O. — это только два человека, я и Тадаси Ябэ. В данный момент мы ничего не делаем вместе, я был долгое время занят своим сольным альбомом, Ябэ также сейчас заканчивает альбом своего нового проекта, но мы хотим в ближайшем будущем начать делать новую музыку. Трудно сказать, когда будет готов новый материал U.F.O., но мы собираемся этим заняться. Последние годы были очень тяжелыми для нашей сцены и нашей музыки, все очень сильно поменялось. Сейчас очень сложно самостоятельно выпускать музыку, еще сложнее найти лэйбл или компанию, которая решится издать наше творчество. Но надежда есть — поэтому посмотрим, как оно сложится… Я всегда надеялся на это, и думаю, что шанс все еще остается. Тут, конечно, присутствует еще и момент наших непростых личных отношений.

И последний вопрос — назови три твоих самых любимых композиции United Future Organization…

О, это очень сложно. Но если ограничивать себя тремя вещами, то пускай это будут «Loud Minority», «Planet Plan» и «No Problem». За каждой из наших вещей стоит какая-то особая история, но эти три композиции как бы симвозизируют три важных периода в истории группы. «Loud Minority» — это самое начало, наш первый большой хит, который был очень важен для сцены в целом, потом «Planet Plan» — середина нашей карьеры, композиция, которую мы изначально делали для саундтрека фильма «Mission Impossible», и «No Problem» — вещь с последнего альбома, очень особенная композиция, которая абсолютно говорит сама за себя — достаточно только ее послушать. «No Problem» можно слушать когда угодно, этот трек никогда не утратит своего смысла, это вечная, совершенно фантастическая композиция, слушая которую, я каждый раз изумляюсь — неужели, это я сам сделал?

Оригинал текста: http://societeperrier.com/moscow/

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.