HEADZ.FM

Октябрь 8th, 2014

Райнер Труби: «Очень прошу — давайте не будем это опять называть лаунжем!»

Замечательный человек, знаток вин и душевной музыки Райнер Труби не нуждается в специальном представлении тем, кто следит за этой музыкой уже давно. Он был одним из тех, кто стоял у истоков интереснейшего пласта европейской электронной музыки — то, что делали полтора десятка лет назад Compost Records, Крудер и Дорфмайстер, Jazzanova и Truby Trio, сегодня — практически классика. У Райнера Труби несомненно есть своя совершенно особенная концепция хорошей музыки, суть которой передать очень непросто — разве что при помощи фирменного умлаута или двух точек на «u» в его фамилии TRUBY — так же, как в названии сборников «GLUKLICH«. Перед его визитом в Москву (1 ноября 2014-го Райнер отыграет сет в новом месте Common People) мы спросили у Райнера про Темный Лес, его музыку, и о том, что поменялось за прошедшие годы.

Райнер, расскажи о том, где ты живешь и что такое Темный Лес?

Я родился в Штутгарте, но переехал во Фрайбург в 1991-м, учился на социолога здесь. Но потом музыка стала более важной частью моей жизни, я бросил университет, чтобы погрузиться в нее с головой. Фрайбург находится в юго-западной части Германии, очень недалеко от Франции (полчаса на машине) и Швейцарии (тоже где-то 45 минут). Фрайбург — очень зеленый город, и эти места считаются самой теплой частью страны. Темный лес начинается сразу за Фрайбургом — это очень зеленые места, здесь много темно-зеленых деревьев и небольших гор… Довольно живописные места. А в музыкальном плане темный лес известен благодаря традиционной немецкой музыке, а некоторым еще и как центр джаза — благодаря известным звукозаписывающим компаниям Saba и MPS Records. Они базировались в Виллинген-Швеннингене, примерно в получасе езды от Фрайбурга. Saba и MPS были лэйблом для таких джазовых знаменитостей как Nathan Davis, Peter Herbolzheimer, George Duke, Oscar Peterson, Singers Unlimited, George Shearing, Dave Pike, Volker Kriegel и многих других. Можно даже сказать, что Saba/ MPS были нашим доморощенным аналогом Blue Note Records. С такой особым звучанием темного леса.

Многие впервые узнали о тебе благодаря серии «Glucklich» на Compost Records. Но вот уже несколько лет, как новые части не выходят — расскажи, что стало с этими замечательными сборниками?

Мы приостановили выпуск «Glucklich» несколько лет назад на пятой части — серия фокусировалась на музыке с бразильским звучанием, и мы думаем о том, чтобы возобновить ее в будущем, может быть… Я по-прежнему очень люблю бразильскую музыку, хотя в своих сетах играю в последнее время больше хауса…

Это потому, что твое собственое мировоззрение больше сместилось в хаус-сторону, или же потому что люди больше не хотят слышать джаз, афробразилию и брокен бит?

Прежде всего, мне очень нравится то, что сейчас происходит с форматом «4/4», будь то хаус на 120 ударов в минуту или даже медленнее. Я вижу очень много творческой составляющей в этой музыке, этот медленный хаус вбирает в себя множество самых разных гармоний, цитат из старого буги-диско, все эти влияния мне очень нравятся. Я по-прежнему люблю брокен бит, и даже кое-что из дабстепа — впрочем, большинство музыки в этом поле звучит слишком хаотично для моего уха. Как я сказал, я по-прежнему люблю джаз и бразильское звучание и по-прежнему охочусь на редкие пластинки, чтобы играть их потом на вечеринках — для этого существует еще одна моя резиденция под названием «Beats & Oxle», куда мы приглашаем профессиональных виноделов, а ди-джеи играют джаз, старый соул, фанк, бразильскую музыку, и всякие неформатные песни… Но что касается «Root Down», моей основной вечеринки, то я должен признать, что сейчас хаус тут играет главную роль, но находится и много места для соул-фанк-диско-джаз сочетаний.

Расскажи побольше о Root Down — этим твоим вечеринкам ведь недавно исполнилось 16 лет? Какие самые интересные моменты ты вспоминаешь сейчас?

Да, у нас было много классных событий в рамках этой серии, много ди-джеев ветеранов и много молодых имен. Всегда было здорово иметь в качестве приглашенной звезды Питера Крудера, то же самое могу сказать и про Джайлса Питерсона, Тэо Пэрриша, Dego, Dixon, Альтона Миллера, Kalabrese, Патрика Форжа, Лорана Гарнье, Kyoto Jazz Massive, Кико Наварро, Mad Mats, Jimpster, Начо Веласко или же Алекса Барка из Jazzanova. В январе вот у нас играл относительно молодой талант — Axel Boman, который превосходно выступил, также недавно очень здорово прошли вечеринки с Trickski и Андре Лодеманном. Поэтому здесь дело не в возрасте, а скорее в атмосфере и, что еще более важно, — в удовольствии от происходящего. За все это время было столько сумасшедших моментов, трудно выделить что-то особенное…

А что насчет публики? На протяжении всех этих лет к тебе ходят одни и те же люди? Или в последнее время это уже молодое поколение?

Хороший вопрос… Можно предположить, имея за плечами 16-летнюю историю, Root Down должна была превратиться в пристанище для пожилых людей… У многих завсегдатаев, которые ходили к нам в начале, уже есть семьи и дети, и их редко можно тут встретить в последнее время.. Хотя есть и настоящие ветераны, которые поддерживают огонь вечеринки. В последние пару лет мы стали притягивать немало молодежи, которой нравится эта мультинациональная атмосфера Root Down — здесь всегда можно увидеть смесь из французов, швейцарцев и немцев, много студентов из многих стран мира. Одним словом, мы одинаково рады разной публике — будь тебе 18 или 81…

А как ты сам чувствуешь? Тебя справедливости ради нужно назвать ветераном — ты чувствуешь себя достаточно молодым, чтобы заниматься этим?

Да, это правда. В последнее время стало иногда более утомительно возвращаться домой из дальней поездки, но главное не изменилось — мне доставляет большое удовольствие передавать людям свое настроение и получать в ответ улыбки. Это всегда лучший вариант развития событий для меня! А причина все та же — любовь к музыке. Есть и еще одна причина — я больше ничего не умею…

Что ты думаешь о закрытии радиопрограммы Джайлса на BBC Radio 1?

Джайлс всегда имел большое влияние на меня, и всегда будет иметь… Благодаря своей программе и ди-джейским сетам он сумел создать большую аудиторию поклонников, и думаю, что несмотря на то, что программа больше не будет выходить в своей привычное время на своем привычном месте, очень многие (включая и меня самого) будут продолжать следить за ним. Я почти уверен, что история «Worldwide» продолжится в каком-то новом формате.

Во вступительных словах к новому сборнику Future Sounds Of Jazz Михаэль Рейнбот говорит о возвращении музыки 90-х годов, которое некоторые могут даже окрестить «возрождением лаунжа». Ты согласен, что в мире этой музыки происходит оживление?

А почему бы и нет? Я уверен, что многие вещи из того времени выдержали испытание временем, превратившись в «классику», и я считаю, что в каталоге Compost Records такой музыки предостаточно. Я лично очень не люблю термин «лаунж», хотя на протяжении моей карьеры меня тесно связывали с такой музыкой, или называли ее «эйсид джазом» или «нью джазом». Сегодня я больше играю больше хауса, буги и диско, а также все те вещи, из которых эта музыка вышла и которые влияли на меня долгие годы. Я по-прежнему люблю джаз, соул, фанк, латиноамериканскую музыку — в чистом виде и как источник вдохновения в том, что делаю сейчас сам. Но я вас только очень прошу — давайте не будем это опять называть лаунжем!

Ты являешься автором и составителем нескольких классических сборников. Какой из них твой самый любимый?

Можно сказать, что я доволен всеми своими работами, та же серия «Glucklich» на Compost по-прежнему радует мой слух, да и «DJ Kicks» от Tr?by Trio звучит совсем неплохо, но, пожалуй, моя самая любимая работа — это «Abstract Jazz Journey», который выходил на нью-йоркском лэйбле King Street / Nite Grooves. Делать этот сборник было сплошным удовольствием, и спустя семь лет мне очень нравится эта компиляция. Был еще один сборник, который мы сделали вместе с Джайлсом Питерсоном, он назывался «Talkin’ Jazz», на нем было много редкого немецкого джаза из бэк-каталога лэйбла «Saba/ MPS». Эта музыка также с успехом прошла испытание временем. Последняя моя работа под названием «Liquid Love» была выпущена в Японии на лэйбле Especial, принадлежащем Йосихиро Окино из Kyoto Jazz Massive — на этом сборнике представлен соул и джаз фанк конца 70-х — начала 80-х, такая расслабленная, золотая музыка. Именно здесь лежат мои персональные интересы на данный период времени.

А если бы ты мог сделать любой сборник, из музыки любого периода и направления, чтобы это было?

Может быть, сборник винтажной бразильской музыки, если получится очистить права, как нужно. Или скажем, сборник раннего хауса конца 80-х — начала 90-х, также если получится с правами, — мне было бы очень интересно попробовать сделать что-то такое.

Над чем ты в данный момент трудишься в студии, что можно ожидать от тебя в ближайшее время?

Я работаю в данный момент над ремиксом на проект «Soul Session» — они сделали кавер-версию классической вещи группы «America» — «A Horse With No Name». Yад этим ремиксом мы работаем вместе с Marlow с лэйбла Room With A View. Также в процессе несколько совместных треков с Данилой Плессов aka M.C.D.E., плюс ремикс на трек Kiko Navarro «Higher».

Ты отлично известен как ценитель и собиратель хорошего вина. Что здесь за история?

Истина в вине… Совершенно точно, это мой любимый напиток, и я всегда хочу попробовать что-то новое.

Твои три винных рекоммендации на данный момент?

1. Riesling Spaetlese trocken 2007 «Kallstadter Saumagen», Koehler-Ruprecht, Pfalz, Germany
2. «Bastardo», Vinho Regional Duriense 2008, Portugal
3. «Las Gravas» 2003, Casa Castillo, Jumilla, Spain

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.